Александр Иванович (moguletaty) wrote,
Александр Иванович
moguletaty

Categories:

1863-1864. Подвиги польских "освободителей" .

Оригинал взят у stanislav_05 в 1863-1864. Подвиги "благодетелей".
Начало здесь - 1863-1864. Список "благодетелей".

 Итак, на территории современной Беларуси было казнено 56 человек. Как можно видеть, представленные в этом списке лица, в большинстве своем, далеки от «невинных жертв» М.Н. Муравьева.
 От рук подобных «жандармов-вешателей», а по сути, уголовников, по сведениям гродненского дореволюционного историка Е.Ф. Орловского на территории только Гродненской губернии погибло 36 человек: 1 становой пристав, 5 отставных нижних чинов армии, 2 отставных унтер-офицера, 1 отставной фельдфебель, 2 налоговых служащих, сельский староста, 3 женщины, 16 крестьян, 2 лесных стражника, 1 мещанин и 2 православных священника) [12, с. 293].
 По другим сведениям, только на счету отряда Ленкевича (повстанческий псевдоним Ляндер), действовавшего в Гродненской губернии 70 жизней мирных жителей [15, с. 68].
 Не меньше преступлений совершил прославляемый ныне Валерий Врублевский. Так, по сведениям многих арестованных повстанцев, он «послал отряд из 20 человек в мест. Шерешево (Пружанский уезд – О.К.), которым велел сжечь бровар и убить 5 человек» мирных жителей по обвинению в помощи властям, где 19 (31) августа 1863 г. были повешены: Абрам Найгас, Фишель Юделевский, семья лесного стрелка Беловежской пущи – Анна, Героним и Иосиф Седуны и крестьянин Яким Зайончковский. В лесу близ Шерешево позднее были повешены еще 4 человека. 3 (15) июля 1863 г. в имении Котра этого же уезда были повешены православный священник Роман Рапацкий и крестьянин Константин Швед [9, лл. 3об, 7об–10об; 13, с. 107, 157, 246]. В Кобринском уезде было повешено 6 человек: 4 крестьянина и 2 пленных солдата русской армии [19, с. 386–387, 389]. В Волковысском уезде, по сведениям Э.С. Ярмусика, пострадало (включая убитых) 33 человека [21, с. 132].

 Средневековая жестокость таких «борцов за свободу» просто поражает.
Из отчета виленского губернатора генерал-губернатору Северо-Западного края В.И. Назимову:
«В последних числах апреля 1863 г. в лесу близ мест. Жогинь Россиенского уезда повешена беременная крестьянка Карабинова. Несчастная жертва, когда вздернута была на дерево, разродилась мертвым ребенком. В Ковенском уезде близ мест. Бодзь повесили крестьянина Багонского и его жену. На груди повешенных прикреплен был приказ мятежников, воспрещавший хоронить эти тела, которые и оставались несколько дней непогребенными. …8 февраля 1863 г. шайка мятежников, встретив в имении Невель Пинского уезда пятисотского Бараневича, повесила его на дереве, затем сняв его, отрезала голову…» [2, л. 169–175].


 В Брестском уезде ужас на крестьян наводил отряд отставного капитана русской армии, местного помещика Казимира Нарбута, который лично отдавал приказы сжигать крестьянские хаты и пороть их владельцев за отказ сотрудничать с «народной властью». Нередко такие порки заканчивались смертью [7]. По некоторым данным, от рук соратников Калиновского, в Виленской, Гродненской, Ковенской и Минской губерниях погибло около 600 мирных жителей – крестьян, мещан, представителей местной власти [1, с. 44].

 Вызывает удивление участие в таких экзекуциях служителей сана. Например, в убийстве 23 мая 1863 г. в мест. Сураж Гродненской губернии православного священника Константина Прокоповича принимали участие ксендзы: Белостокского уезда Моравский, Суражского костела Феликс Кринский и Александр Косаковский из Августовской губернии. В общей сложности в этом преступлении участвовало 14 человек – 3 ксендза, 2 крестьянина, 2 шляхтича, 6 мещан и 1 помещик [6, л. 285]. На совести отряда ксендза Горбачевского только в Лидском уезде по меньшей мере 3 убийства мирных обывателей, совершенных с изуверской жестокостью: перед тем как повесить трех крестьян, их пытали и выкололи глаза [2, л. 173]. Не меньшими зверствами отличался отряд еще одного представителя духовного сана – ксендза Мацкевича в Ковенской губернии. Своих жертв, приговоренных им же к смерти, он лично исповедовал и причащал [17, с. 6].

Не меньшее удивление вызывает участие в подобных «подвигах» представителей дворянства, лиц у которых понятие чести и достоинства, казалось, должно быть заложено с рождения. Как видно из представленного выше списка, в уголовных преступлениях оказалось замешано 14 дворян. Вот документальное описание «подвигов» дворянина Сокольского уезда Гродненской губернии Феликса Петровского, который «пойманный с оружием в руках, по суду и собственному признанию оказался виновным: 1) за нахождение в мятежнических шайках, действовавших против русских войск; 2) за участие в убийстве двух крестьян начальником их шайки Синкевичем; 3) за то, что для свершения этого злодения он дал Синкевичу свой пояс, на котором и был повешен один из крестьян, привязанный к наклоненному дереву, которое он, Петровский, потом отпустил; 4) в изнасиловании крестьянской девки» [19, с. 390]. Как известно, последние три пункта обвинения сурово наказываются и в современное время.

Нередки были случаи, когда молодые офицеры, студенты и гимназисты переходя на сторону повстанцев, были буквально зомбированы, говоря современным языком. Так, только благодаря настойчивым требованиям своей матери, помещицы Могилевского уезда, дезертировали из воинской части и присоединились к повстанческому отряду подпоручика Антония Олендского прапорщики 3-й артиллерийской бригады Ян и Михаил Манцевичи. По воспоминаниям очевидца, в момент казни двух офицеров, присутствовавшая при этом их мать выкрикнула сыновьям: «Я вами горжусь!». Два студента, некие Денисович и Трушинский лично принимали участие в расстреле своих отцов, жандармских офицеров [16, с. 310].

Из статьи брестского историка Олега Карповича «Невинные жертвы Муравьева, или за что казнили участников восстания 1863-1864 гг. в Беларуси».
Продолжение следует.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments